Дракон по имени Гениальность 0 31

Если бы любой из кутюрье мирового уровня объявил о своем увлечении плюшевыми мишками или начал коллекционировать кукольную мебель, то кто-то, вероятно, решил бы, что человек «немного переработался». Но когда Виктуар де Кастеллян заявляет, что ее образец для подражания – Tinkerbell, следует отнестись к этому серьезно. Ее мир не похож на тот, в котором живет большинство из нас. Это – мир сказки.

Виктуар де Кастеллян
Виктуар де Кастеллян

Благодаря богатому художественному воображению Виктуар де Кастеллян строгие традиции ювелирного мира оказались перечеркнутыми. Теперь в нем воцарилась безудержная фантазия, игра красок и волшебство тайны. В уникальных романтических коллекциях воплотились детские мечтания о принцессах и королях, прекрасных дворцах, пиратских сокровищах и образы неисчерпаемого мира живой природы.

Ее бабушка-маркиза носила одежду от Диора, и самого его знала отлично. Кристиан Диор был тогда кумиром всех женщин, и в доме время от времени раздавалось: «Ах, новое платье от Диора!», «Ах, чудесные наряды для бала от Диора!». Таким образом в представлении юной Виктуар сложился образ Дома Dior, в котором – все шикарно. Женщины в доме де Кастеллян носили все, вплоть до чулок, от Dior, и даже поднос для сыра (самый важный атрибут во французском доме, после ведерка для шампанского!) тоже был оформлен в стиле Dior.

Драгоценности с детства были ее страстью, но девочке запрещали прикасаться к маминым и бабушкиным украшениям, среди которых, представьте, было жемчужное ожерелье, которое однажды надевала царственная Мария-Антуанетта. И маленькая Виктуар мастерила свои собственные безделушки из подручных средств.

Когда ей было четырнадцать, она сделала большое кольцо с двумя «сердцами» из аметиста, используя для этого браслеты и цепочки своего наряда к первому причастию. «Мои родители были разъярены, – вспоминает с улыбкой Виктуар, – а я до сих пор ношу это кольцо. Снять украшения – все равно, что выйти на улицу без макияжа».

Виктуар было девятнадцать, когда она стала центром всеобщего внимания: уже тогда она удивляла «небожителей» из шикарных парижских особняков, искушенных всевозможными изысками высокой моды, своим нестандартным, исполненным богатства красок, стилем. Ее дядя, известный fashion-директор Жиль Дюфо, познакомил ее с миром модных показов и ювелирных презентаций. И этот мир вдохновил Виктуар, подарив ей возможность экспериментировать со стилями, развивая свой собственный. Когда Карл Лагерфельд пригласил Жиля Дюфо стать «правой рукой» Дома Chanel, тот привел с собой и племянницу. Вдохновленный нестандартной фантазией Виктуар, и совершенно очарованный ею самой, Лагерфельд сделал ее своей музой.

Dior Joaillerie Chipie Milly Carnivora
Кольцо Egratigna Chipie из коллекции Milly Carnivora, Dior Joaillerie

«Это не вы, а она следует правилам, которые я люблю больше всего в жизни, – говорил о Виктуар Карл Лагерфельд. – Несравненные – вне конкуренции. Когда смотришь на нее, то словно получаешь послание свыше». Одна из стен большой квартиры Виктуар полностью увешана ее портретами, созданными великим дизайнером. Здесь есть и совсем юная Виктуар, в обнаруженной на барахолке балетной пачке, которая вдохновила мэтра моды на коллекцию восемьдесят шестого года. Есть портрет в образе светской барышни: в желтом атласном платье с огромными бантами, который стал источником дизайнерского воображения в девяностых.

«Карл любил то, что я делала, потому что это была я и никто больше, – кокетливо, но искренне говорит Виктуар. – Если провести сравнение с книгами, то я похожа на книжку комиксов. Я не поверхностна, но люблю выглядеть поверхностной. Это – игра». На протяжении последних пятнадцати лет Виктуар является бессменным ювелирным дизайнером Дома Dior – игра продолжается.

Ее офис забит постерами, игрушками и смешными рисунками. На ее столе – журнальные вырезки с фотографиями Мэрилин Монро и Кортни Лав, но рядом с ними нашлось место и для коллекции крошечных японских кукол. Виктуар признается, что Токио для нее – важнейший источник вдохновения, он же и крупнейший потребитель ее драгоценностей. «Японцы любят мифы, им нравится сама идея, что миф зиждется на фантазии», – утверждает мадам де Кастеллян. Виктуар ненавидит слово «тенденция», потому что считает: тенденциозное – вне творчества. И уверена, что настоящих украшений не должна касаться изменчивая мода, так как им дано пережить не одно поколение владельцев…

Виктуар де Кастелян: «Настоящих украшений не должна касаться изменчивая мода»

Она – мать четверых детей, и каждому из них успевает уделить внимание. Она – любящая и любимая жена – изысканно нарядившись, назначает свидания мужу в ресторане, ибо уверена, что даже собственного мужа после долгих лет совместной жизни можно и должно интриговать, а свидания подходят для этого, как нельзя лучше. Она – стильная, благоухающая, впечатляющая – олицетворяет собой полное счастье. Счастье быть Виктуар де Кастеллян.

Nomad путешествие вне времени 0 302

Автор и дизайнер украинского бренда Nomad Алена Кононенко рассказала о создании аутентичных коллекций одежды и ювелирных украшений, а также о том, что помогает им оставаться вне времени.

Алена Кононенко
Алена Кононенко

Platinum: Как в Вашей жизни появилось желание изготовливать одежду из старинного домотканого полотна?
Алена Кононенко: Я очень люблю путешествовать. Не удивительно, что я вдохновляюсь историей разных культур и народов, а также меня поражает ни с чем несравнимая красота природы. Недавно по наследству мне досталась сорочка из домотканого конопляного полотна, которая безупречно выглядела. Я была впечатлена совершенством ручной работы и решила, что такая вещь должна быть в моем гардеробе. Надо признать, сегодня ношу ее с гордостью. Также бабушка подарила мне волшебный рулон домотканого полотна, с которого и началось рождение бренда Nomad. Каждая вещь сделана вручную из ткани, которой более 200 лет.

Pl.: Какая роль в Вашей работе отведена и ювелирным украшениям?
А.К.: Моей страстью являются кристаллы в необработанном и неграненом виде, обладающие силой, могуществом и необыкновенной красотой. Наши мастера создают по-настоящему уникальные украшения. Они несут определенный смысл для своего будущего хозяина.

Pl.: Какой смысл Вы вложили в название Nomad?
А.К.: В переводе с английского — это «кочевник, путешественник». Я считаю, что каждый человек внутренне имеет к этому отношение. Такова наша сущность — быть в бесконечном движении, расширять горизонты, быть свободным в мыслях и суждениях.

Pl.: Слоган бренда звучит как «Nomad. Unique pieces for Special People». Кто эти «особенные люди»?
А.К.: Одежда и украшения Nomad созданы для современных романтиков, путешествующих по миру, для тех, кто ценит неподражаемые вещи, комфорт, любит приключения, новые открытия и свободу. Nomad объединяет различные культуры и традиции, сохраняет наследие мастеров, поэтому наши изделия — вне времени.