Гинеколог Денис Цепов: «Беру работу на дом» 0 34

Денис Цепов — популярный в Лондоне хирург-гинеколог и современный российский писатель, который, кроме своей успешной профессиональной деятельности, приобрел известность как автор рассказов о необычных и забавных случаях из своей практики.

Денис Цепов

Platinum: Денис Сергеевич, Вы возродили моду 60-х, когда врачи взялись за перо и создали целое направление в литературе. Кто из них был самым честным в своих откровениях?
Денис Цепов: Жизнь в медицине полна бурных переживаний, и, несмотря на советы психологов «не брать работу на дом», отделаться от эмоций после работы невозможно. Поэтому, на мой взгляд, у некоторых врачей есть страсть к графоманству, желание выплеснуть свои переживания на чистый лист бумаги. Из писателей-врачей очень люблю Булгакова. Он писал о совсем других временах, но взаимоотношения пациент-доктор абсолютно те же.

PL.: Каким Вы находите уровень заботы о своем здоровье людей в Великобритании и России?
Д.Ц.: Я вижу, что за последние 10 лет люди везде стали больше беспокоиться о своем здоровье. Однако, сравнивая уровень медицины двух стран, в Великобритании у пациентов есть больше возможностей найти объективную, доказанную и, что очень важно, некоммерческую информацию о том или ином недуге. Хотя серьезных проблем со здравоохранением на государственном уровне хватает в обеих странах.

PL.: Как-то Вы сказали, что в 90 лет оперировать уже не надо, а свой красный флажок на какой цифре поставили?
Д.Ц.: Я прекращу оперировать сразу, как только пойму (или кто-то мне даст ясно понять), что мои действия как хирурга больше не приносят пользы пациентам. В Великобритании подняли возраст выхода на пенсию почти до 70 лет. У нас шутят, что этa схема называется «Упади замертво и/или стань пенсионером.»

Книга за авторство Дениса Цепова

PL.: Досконально изнутри владея вопросом, где, по-Вашему, ОН слегка напортачил? Другими словами, создавая в разные дни Его и Ее учел ли первоначальный опыт?
Д.Ц.: Трудно критиковать Бога, не тот уровень, знаете ли. Создать мощную самодостаточную и саморегулируемую систему, которая называется Человеком, — это вам не фунт изюму. Это, может быть, нам кажется, что он «напортачил», сделав «несовершенными» яичники и маточные трубы, а на самом деле в этом есть, вероятно, великий глобальный смысл. А наше дело маленькое. Лечим, надеясь продлить и улучшить жизнь, повторяя про себя: «На все воля Божья».

PL.: Как повод для шутки, что цените в женщине больше всего?
Д.Ц.: Увольте, но до пошлостей не снизойду. Никаких анекдотов о гинекологах. Мой идеал — женственность и, особенно, доброта.

PL.: При постановке предварительного диаг­ноза на основе жалоб пациентки сразу можете судить о ее интеллекте?
Д.Ц.: Впечатление складывается после первых пяти минут разговора. И, соответственно, от этого очень зависит ход консультации и процесс объяснения диагноза и лечения. Моя цель — быть «на одной странице» с пациенткой, объяснить порой очень сложную проблему на простом языке, используя простые ассоциации. Боль и страдания — это всегда плохо, независимо от того, кто вы, доктор экономических наук из Лондона или выпускница ПТУ из Урюпинска.

Моя любимая yellow submarine

PL.: Существует ли для Вас личность, когда тело уже под наркозом?
Д.Ц.: Сложный вопрос, наверное, нет. Во время операции приходится иногда часами смотреть в одну точку на телемониторе и, кроме анатомической области, где непосредственно происходит операция, все остальные части тела, личность пациента, его статус и т. д. отходят на второй план.

PL.: Какой парфюм, которым наполняет кабинет пациентка, Вам более приятен?
Д.Ц.: Мне абсолютно все равно, пользуется пациентка духами на приеме у гинеколога или нет. Тем не менее, я считаю себя изрядным знатоком запахов и ароматов. Очень люблю классику жанра: Chanel Chance, Gucci Flora и Rush. Из новых нравится Guerlain La Petit Robe Noir.

PL.: Страдаете ли болезнью века — «все в дом, все в сундуки»? Кроме врачебных историй, что еще коллекционируете?
Д.Ц.: У меня есть неплохая коллекция односолодового виски, и, к счастью, это не мертвый груз! Коллекцию приходится постоянно пополнять после приезда в гости моего друга профессора Галкина из Нью-Йорка. В остальном мои «сундуки» пусты, я не привязываюсь к вещам. Даже машину беру напрокат сразу на три-четыре года.

PL.: У Вас есть «все, что надо» или «что надо, то и есть»?
Д.Ц.: В материальном плане «мои финансы поют романсы». Как и 17 лет назад, когда я приехал в Англию, едва свожу концы с концами. Только со временем «концы» стали жирнее и пушистее. Хотя, если бы я выиграл завтра сто тысяч миллионов в национальную лотерею, работу все равно не бросил бы. Смысл жизни в ней, а не в деньгах.

PL.: Люди все знают в «этом смысле» о хирургах, а какой у Вас самый любимый допинг в работе и во время отдыха?
Д.Ц.: Виски — не мой допинг. На работе — это сама работа. Видеть, как пациентки выздоравливают после тяжелейших операций или приходят беременными после долгих лет надежды родить ребенка, — лучший стимул просыпаться в 06:00 каждый день и ехать в клинику.
Очень люблю путешествовать с женой Надеждой и маленьким Денисом Денисовичем на машине. Хижина на берегу северного моря в Уитстейбле или у лебединых озер на мысе Дандженесс — мой любимый вид отдыха.

Каждый день на работу (автор фото Антон Фатьянов)

PL.: С лондонским климатом боретесь с помощью зонта или есть свои секреты?
Д.Ц.: К лондонскому климату претензий нет — это практически Питер. Мелкий дождь и туман — то, что мне надо. Зонт не ношу. Как в yellow submarine в операционной без окон и в стерильной атмосфере провожу по 25 часов в неделю. Хотелось бы бывать на свежем воздухе почаще.

PL.: Одно из Ваших хобби — мясная кулинария, наводит на мысль о докторе Лекторе, horror в чистом виде! Глупый вопрос, конечно, но когда курочку разделываете, можете найти у нее эндометриоз?
Д.Ц.: Фильмы ужасов с «расчлененкой» терпеть не могу, очень боюсь вида крови. Даже если у курицы и обнаружу эндометриоз или кисту невыведенного яйца, то объяснить несчастной ее диагноз не смогу — не знаю куриного. А вот когда я готовлю лагман, плов или сациви то испытываю настоящее удовольствие.

PL.: Логически рассуждая, после «Держите ноги крестиком» может появиться «Держите губы бантиком». Когда ждать?
Д.Ц.: Каюсь! На литературу стало совершенно не хватать времени. То есть абсолютно. Начатая пару лет назад книга «Невероятные взлеты и ужасные падения доктора Белки» пылится в столе. При этом вдохновения у меня хоть отбавляй, но закончить ее в ближайшее время не получится. Буду ждать пенсии. Не отключайтесь!

 

Жизнь в медицине полна бурных переживаний, и отделаться от эмоций после работы невозможно

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Человек с хорошим вкусом 0 38

Хороший вкус сродни таланту: если человек им обладает, это распространяется на все сферы его жизни.
Александр Орлов — президент международного холдинга Bulldozer Group, отлично разбирается не только в тонкостях ресторанного бизнеса. В сети его холдинга рестораны в Украине, ОАЭ, Казахстане и Китае, а в личной коллекции — картины современных художников. Какие еще вкусы наполняют жизнь владельца ресторана ESHAK и загородного комплекса Queen Country Club, читайте в интервью.

Александр Орлов
Александр Орлов — президент Bulldozer Group

Platinum: Правда ли, что сегодня люди ходят в ресторан не за едой, а за эмоциями?
Александр Орлов: Это утверждение справедливо с поправкой, что еда — одна из самых сильных и приятных эмоций. Безусловно, то, что в своих заведениях я стараюсь создать атмосферу праздника, веселья, комфорта и безопасности. Причем неважно, в какой стране ресторан находится.

Pl.: Это означает, что Вы знаете секрет успеха в своем бизнесе?
А.О.: Всех секретов своим конкурентам не раскрою. Назову лишь главные составляющие успеха: тщательный и всесторонний анализ рынка и постоянный поиск новых предложений. В каждом городе члены моей команды тесно общаются с местными жителями, друзьями, партнерами, чтобы понять, что бы им хотелось увидеть, почувствовать и попробовать в нашем ресторане. Исходя из этого, вместе придумываем цельную концепцию ресторана.

Александр ОрловPl.: В таком случае Вы знаете, каким должен быть ресторан в Киеве?
А.О.: В столице Украины ресторанный рынок очень прогрессивен и представлен отличными игроками, поэтому мне интересно создавать проекты в Киеве. Надеюсь, кризис в этом сегменте давно пройден, поэтому здесь много перспектив для развития. На мой взгляд, в Киеве не хватает хороших мясных ресторанов или заведений с экзотической кухней, например, перуанской.

Pl.: А какое самое экзотическое блюдо вам приходилось пробовать?
А.О.: В Перу я ел запеченную морскую свинку, в корейском ресторане — собаку, в Китае — жареных жуков и суп из черепахи.

Pl.: Трудно собрать команду профессионалов для ресторана?
А.О.: Кадры — это главное. В Киеве наша команда уже давно сформирована и имеет резерв. А наша «скамейка запасных», не говоря о действующих сотрудниках, — лучшая из лучших. Все мои рабочие поездки по миру — это поиски и подписания контрактов с лучшими шеф-поварами из разных стран.

Александр ОрловPl.: А куда Вы отправляетесь, чтобы отдохнуть?
А.О.: Как правило, я работаю и отдыхаю одновременно. Иногда случаются путешествия в неизведанные страны, например, в Перу. Еще люблю экстремальный туризм, был в экспедициях на Южном и Северном полюсах, в Гималаях. В джунглях очень понравилось — это особый вид отдыха, связанный с преодолением и познанием самого себя.

Pl.: Такие путешествия — настоящая роскошь. А что еще Вы считаете роскошью?
А.О.: Сегодня — это время. Его катастрофически не хватает, не люблю пустые разговоры и бесцельные занятия.

Александр ОрловPl.: Чтобы остановить время, не пробовали что-то коллекционировать?
А.О.: Одно время я собирал часы. Мне очень нравятся изделия Richard Mille. Эти часы и сейчас на мне. Позже я увлекся современным искусством, и теперь коллекционирую картины. Я часто посещаю арт-вставки в поисках новых произведений живописного искусства. Последние мои приобретения — работы американских и японских современных авторов.

Pl.: Что бы Вы подарили человеку, у которого есть все?
А.О.: «Есть все» — понятие эфемерное. Если говорить о материальных категориях, у меня есть друг, который в принципе ни в чем не нуждается, поэтому я подарил ему картину дуэта современных художников Виноградова и Дубосарского.